Эта история началась в 2012 году, когда начинающий фермер Геннадий Попов зарегистрировал собственное КФХ, хотел возрождать сельское хозяйство в одной из заброшенных деревень Тверской области и производить экологически чистую продукцию. Только самые смелые люди могли взяться за такое рисковое дело. Одним из таких людей и был Геннадий. С тех пор об этой истории много писали и говорили. Она не закончена до сих пор. 

Три года назад суд, казалось бы, поставил точку в деле русского фермера из Франции Геннадия Попова: обвинив его в мошенничестве с государственными субсидиями, которые он получал по Программам поддержки сельского хозяйства, отправил  в колонию строгого режима на 7 лет. Сам же Геннадий все эти три года с отчаянным упорством борется не только за свою свободу, главное – за свое честное имя.

Это будет долгий и максимально подробный рассказа о том, как человек хотел заниматься реальным делом на Тверской земле, а оказался за решеткой с клеймом мошенника.

Париж – Фирово

В 2002 году инженер Геннадий Попов со своей семьей переехал из Нижнего Новгорода во Францию, где ему предложили возглавить филиал одной из крупных американских компаний в городе Марсель. Всё складывалось удачно и хорошо: высокооплачиваемая работа, счастливая семья, огромный успех, завидное благосостояние. Однако в 2012 году по семейным обстоятельствам Попов вместе с дочерью приняли решение вернуться в Россию.

Чем здесь заниматься, что делать? Подумал и решил: сельским хозяйством, тем более, что в родной стране начались активные призывы заниматься фермерством, возрождать так сказать село. И помощь родная страна тоже предлагала всестороннюю и щедрую.

Место было найдено быстро –Тверская область Фировский район деревня Жуково. О том, что именно в Тверских краях есть бескрайние заброшенные, заросшие земельные площади, мы все с вами знаем. Наверное, более идеального места, где можно что-то возродить и вырастить в Центральной России, и не найти.

В деревне Жуково и до приезда «Француза» был колхоз-миллионер «Памяти Ильича», впоследствии сменивший название на  СПК «Колос». Но к моменту  вступления Попова в хозяйство остались лишь далекие воспоминания в виде разрушенных коровников и запущенных полей.

Но уже вскоре жизнь вернулась на эту землю: более ста коров, две тысячи гусей и уток, лошади, теплица на 500 кв. метров, два пруда, оборудованных для разведения рыбы.  Геннадий мечтал восстановить 1500 га сельскохозяйственных земель и создать хозяйство полного цикла, чтобы люди работали, получали хорошую зарплату, жили в достатке, питались здоровой пищей, учили и развивали своих детей.  Думал, что бизнес на селе может быть успешным и хотел доказать это, превратив заброшенную деревню в преуспевающее хозяйство. Думал, что сможет «раскачать» фермерство как бизнес для получения прибыли. И это было основным фактором упора на большие площади и большие объемы.

Попов в буквальном смысле стал знаменитостью далеко за пределами Фировского района. О нем писали СМИ, снимали сюжеты телевидение, а странички в социальных сетях притягивали туристов на бесподобный экологический отдых.

Благими намерениями выстелена дорога в ад…..

Скажем сразу, в Россию Попов вернулся не с одним чемоданом пожитков, а с внушительными счетами в разной валюте в разных банках. И многое из того, что было сделано в Жуково, было сделано на его личные средства. Чуть позже мы озвучим эту сумму.

Но недаром выше мы упомянули про всестороннюю помощь, которую в те годы обещало наше государство каждому, кто решит стать фермером. Любой бизнесмен подтвердит: если есть возможность получить финансовую помощь, неважно сколько у тебя своих денег, бери. Но не для того, чтобы украсть, а для того, чтобы их инвестировать в свою деятельность. Ни один бизнесмен, обладающий собственными немалыми финансами, не будет бездумно, нечестно тратить полученные от государства деньги, ставя под угрозу собственный бизнес, имя, репутацию и свободу. Это полный бред.

И Попов не единожды воспользовался такой помощью. Именно она-то ему «боком» и вышла.

Сначала фермер подал документы, чтобы получить субсидию от Центра развития агропромышленного комплекса Тверской области. По версии суда, в этих документах Геннадий Попов указал сведения о предполагаемых объемах посевов, использовать которые по непосредственному назначению даже не думал. Вывод суда: он присвоил себе и распорядился по своему усмотрению суммой в размере 636 100 рублей.

Но на и на этом, по версии следствия, Попов решил не останавливаться и снова обратился в это же ведомство за доначислением субсидии. Ему перечислили еще 341 700 рублей, которые тоже якобы были потрачены не по назначению.

Еще 349 750 рублей ему дали для занятия молочным скотоводством.  267 777 рублей субсидий ему выдали в качестве поддержки на покупку сельскохозяйственной техники.

Не хочется перегружать текст сложными, не удобными для чтения цифрами, но по версии следствия окончательная сумма ущерба, которую причинил Попов, составила менее 1 миллиона  рублей.  Дорогие читатели, запомните эту цифру!

Обращает на себя внимание и тот факт, что, если различные государственные ведомства с такой периодичностью давали Попову деньги, значит, они считали его бизнесменом серьезным, а дело его – перспективным. Что ж потом-то случилось?

Так или иначе, но получение помощи от государства на развитие масштабного сельскохозяйственного проекта на Тверской земле обернулись для фермера тем, что суд признал его виновным в совершении пяти преступлений по статье 159 (мошенничество) и приговорил к 7 годам колонии общего режима.

Кому-то что-то не понравилось…

А, действительно, как же так получилось, что государство, выдавая деньги фермеру, его же и лишило  свободы?

 Причина – сигнал от «бдительных» граждан. Верим, что «чисто случайно» этими гражданами оказались бывший руководитель СПК «Колос» (на чьих землях и развернулась основная фермерская деятельность Попова) Роман Гирш и тракторист  СПК «Колос» Виктор Кярт. Нет, разумеется, они написали не донос, а всего лишь сигнализировали… О чем?

Так, Кярт написал в интернет-приемную аж самому Председателю партии «Справедливая Россия» Сергею Миронову о том, что Попов якобы ворует государственные деньги, а землю не обрабатывает. От Миронова обращение поступило Алексею Чепе, который передал его областному прокурору. Этот «сигнал» и лег в основу обвинения, а компания экс-председателя Гирша стала ключевыми свидетелями обвинения.

Со стороннего взгляда все понятно. Роману Гиршу, который  до сих пор руководил колхозом, да так «эффективно», что и поля заросли, и задолженность перед работниками образовалась, не понравились новые порядки, которые вводил Геннадий Попов. Ведь еще в августе 2016 года Геннадий Попов написал заявление прокурору Фировского района о мошеннических действиях этой группы лиц, которая обманным путем заставила его подписать договор цессии на 4 миллиона рублей, а потом предъявили эту фиктивную бумажку в суд, в результате чего у Попова возник несуществующий долг. То есть фермер начал по закону бороться с «группой лиц», которая начала свою войну против Геннадия. В действиях этих лиц действительно усматривается очевидное преступление. Но Вышневолоцкий суд уже 19 раз отказал в удовлетворении жалобы. Преступники на свободе. В настоящее время подана аппеляция, которая рассматривается в Москве.

НЕ последнее слово

- Я являюсь инвестором. Я приехал в РФ. Хотя у меня были другие возможности. Но я приехал сюда, решил внедрять опыт, который я узнал, будучи за рубежом, я не просто инвестор, а решил инвестировать в слабое звено – сельское хозяйство. Я хотел производить чистый продукт. У меня было 35 миллионов рублей. Я оплатил задолженность по заработной плате. И ее никто, кроме меня, закрывать не стал. Я оплачивал налоги, купил землю, которая заросла бы, если бы я не взялся за нее.

Я дал рабочие места. Все получали заработную плату, получали иногда финансовую помощь, даже не выполняя тот объем работ, который был нужен.

Я себя виновным не признаю. Я смогу честно смотреть людям в глаза и детям. Совесть моя чиста. И я могу сказать, что меня осудили незаконно.

У меня было желание жить и работать на земле. Вот за это я должен нести наказание. Но я невиновен.

Это выдержки из Протокола судебного заседания от 4 сентября 2018 года (последнее слово подсудимого Попова Г.В.)

Но это далеко не последнее слово человека, гражданина, фермера Геннадия Попова. На сегодняшний день он уже три года находится в местах лишения свободы. И все эти три года он активно борется за свое дело и имя. Сначала он категорически отказывался брать на себя вину. Теперь он категорически отказывается смириться с тем положением, в котором оказался.

Мы не случайно просили вас обратить внимание на некоторые цифры в тексте. Человек приехал с 35 миллионами на счетах и решил украсть у государства менее 1 миллиона рублей. Так что ли получается? Не берем на себя обязанности следователей и судей, но с обывательской точки зрения, если бы это было так, фермера надо было не судить, а, извините, лечить.

Что особенно важно, на содержание Попова под стражей до суда и теперь государство уже потратило гораздо больше средств, чем ущерб, который ему вменяется в вину. Кроме того, люди, живущие в деревне, остались без работы, а значит и без заработка, земли снова стали зарастать, то есть превращаться в непригодные.

Но позиция Попова – это даже не про деньги. Это позиция гордого, крепкого русского мужика. Он борется не за свои деньги и своих коров, не за какую-то деревню в неприветливой для него Тверской области. Он – за справедливость. И, да, за право честно смотреть своим детям в глаза.

Мы обещали, что история будет долгая и подробная, поэтому в следующей части «Дела «Француза» расскажем, какими стали для Геннадия Попова эти три последних года. Его защита, откровенные подставы, обман, отписки, суды и пересмотры. Наверное, это неправильно, что пока фермер был на коне, о нем все говорили. Теперь же, когда он оказался в беде, его забыли. Поэтому мы со своей стороны будем по мере своих журналистских возможностей помогать в этом деле. И, как знать, а вдруг это поможет сломать механизм судебной машины.

(Следите за нашими публикациями)

Марина Гавришенко

 

Столовая
Прачечная
Развитие
2-06
3-06
4-06
1-06
Промзона
земля-2
Земля