Напоминаем, дело фермера Геннадия Попова, который, приехав из Франции в Россию, хотел возродить сельское хозяйство в заброшенной деревне Фировского района Тверской области, началось в 2012 году. Благими намерениями дорога вымощена в ад, и сейчас фермер отбывает наказание в местах лишения свободы за якобы мошенничество с государственными деньгами (субсидиями).

Находясь в местах не столь отдаленных, Геннадий все эти годы (задержан 1 декабря 2017 года) продолжает бороться не только за свое освобождение, но и за справедливость и честное имя. И борьба эта всё больше похожа на абсурдный квест, где обвинение и факты противоречат друг другу.

Суды движутся, фермер сидит

Давайте начнем с простой логики.

Признавать вину стоит тогда, когда мало шансов доказать невиновность. Но только не в деле Попова.

Геннадий Попов  вину свою не признал и, конечно, соблюдая все правила назначенного ему наказания, оттуда продолжает восстанавливать справедливость в предусмотренном законом порядке.

Наверное, уже одно это заставляет сильно усомниться в его виновности, пусть даже и признанной судом.

Но восстанавливается ли эта справедливость? Это не просто вопрос, это вопрос, от которого зависит дальнейшая жизнь конкретного человека – Геннадия Попова.

Забегая вперед, скажу, суды, на которых Геннадий пытается оспорить приговор, доказать фальсификацию множества представленных следствием фактов, длятся уже 3 года. И будут длиться, пока фермер не добьется справедливости и свободы.

Суды, жалобы, апелляции и прочие возражения ведутся на всех уровнях: от Фировской прокуратуры до уровня Генеральной.

С чем же не согласен Геннадий?

Больше всего вопросов, конечно, вызывают моменты, связанные с запросами следственных органов по фермерскому хозяйству Попова, по тем статьям, на которые и тратились средства полученных грантов: обработку сельскохозяйственных земель, растениеводство и животноводство. Один из основных вопросов Попова к прокурорам Фировского района и областной прокуратуре: каким образом проверялось его хозяйство, что обнаружилось нецелевое использование грантов?  Как показывают официальные документы, фермер Попов соответствовал всем требованиям Министерства сельского хозяйства для получения субсидии: состоял на учете в налоговых органах на территории Тверской области, не имел задолженности по искам Министерства, факт банкротства и ликвидации отсутствовал. Выездная проверка конкурсной комиссии Министерства в 2014 году после осмотра хозяйства признала его допустимым к участию в субсидируемых программах развития животноводства.

Вот лишь выдержки из того, что говорит сам Геннадий об использовании средств:

«Мы продавали молоко по низкой себестоимости. Но прокуратура посчитала, что это незаконно. Нужно было каждый раз гонять автомобиль туда обратно, поэтому мы отказались от поставок. Было отремонтировано много помещений. Я предоставлял технику на вывоз мусора. Это тоже не учитывалось».

«Я веду активную переписку с прокуратурой Тверской области. В последнем письме говорится, что я вел фиктивную деятельность. Тогда интересно, а куда деть налоги, которые я платил».

«Что касается субсидий – они не ушли на собственные нужды. В 2014 году было перечисление в размере 680 тысяч рублей в компанию «Росагролизинг» за технику, которая была оплачена до 2017 года. Далее все субсидии уходили на оплату ГСМ, заработную плату, расходы по ферме».

«Министерство (сельского хозяйства Тверской области – прим.авт.) подает иск за 2014 год. Иск был подан в 2017 году, через 3 года. Если я не производил посевные, зачем со мной заключать соглашение в 2015 году. Где доказательства того, что ничего не сеялось. Я не прибыл на проверку, они уехали и сказали, что ничего нет».

Геннадий Попов апеллирует фактами, которые, похоже, никого не интересуют. Сложно понять ход мыслей следствия и судей. Если, по мнению следствия, полученные гранты и субсидии фермер тратил на свои нужды, значит, свои собственные деньги он тратил на хозяйство? Получается бред за гранью какого-либо здравого смысла.

Да и не понятно, где вообще проводилась прокурорская проверка хозяйства Попова, с участием представителей того же Минсельхоза, но без ведома самого фермера. Но точно не по месту его регистрации, не там, где у него собственность, не на территориях, на которых располагаются другие сельскохозяйственные земли, не там, где располагается техника. Где-то…

По поводу запросов следствия и их возможной фальсификации в настоящее время проводятся проверки.

Но и это еще не все.

При чем здесь депутат Чепа?

Помимо экспертиз, якобы доказывающих, что Попов ничего не сеял,  не производил и не выращивал, в деле есть еще два странных момента.

Когда Геннадий Попов прибыл на Фировскую землю, на его счетах в разных банках было в общей сложности 35 миллионов рублей.

Сведения об отсутствии средств на счетах были необходимы следствию, чтобы доказать умышленное и категорическое нежелание Попова выполнять свои финансовые обязательства перед Министерством сельского хозяйства Тверской области. То есть – мошенничество. Непонятным образом в уголовном деле появилось несколько справок из банка ВТБ… об отсутствии у него счетов и вкладов.

Где взяли – не понятно? По официальному запросу Геннадия Попова банк ответил, что…

А вот сейчас, уважаемые читатели, внимание! Банк подтвердил, что он даже не получал никаких запросов о счетах от УМВД России по Тверской области, сотрудников, подписавших документы для следствия, в их штате нет и не было, и никакой информации банк никому не предоставлял.

Лишь только за месяц до вынесения приговора, по настойчивому ходатайству Попова, Центральный суд получил из банка ВТБ выписку по его счетам на 50-ти листах. Каким образом это повлияло на приговор? Никаким. В нём даже не отражено грубое несоответствие друг другу этих доказательств по уголовному делу.

Как же так? Честно, я не знаю. И, похоже, никто не знает. И это тоже в настоящий момент пытается через суды и прокуратуры выяснить Геннадий Попов.

Второй интересный момент связан с запросом на имя депутата Государственной Думы Алексея Чепы, о котором мы писали в первой статье. Бывшее руководство СПК «Колос» (на чьих землях и развернулась основная фермерская деятельность Попова) написали в интернет-приемную Председателю партии «Справедливая Россия» Сергею Миронову о том, что Попов якобы ворует деньги, землю при этом не обрабатывает. От Миронова обращение поступило к Чепе, от Чепы к областному прокурору. Да, это обращение было. Но в ходе следствия вдруг выяснилось, что обращений-то не одно, а…четыре. Так и хочется спросить: откуда? При этом реально в суде, подтвержденное и Мироновым, и Чепой – одно обращение. Где, кто, когда, а, главное, зачем нарисовал еще три, опять непонятно.

Не смею ничего категорично утверждать, но мифические справки из банка, размножающиеся запросы к депутату – это очень-очень похоже на фальсификацию. Есть ли доверие на фоне этих «мелочей» к делу в целом? Увы.

А что тем временем там – в колонии?

Немногие знают, что такое жизнь в неволе. Тяжело там. Даже тем, кто отбывает срок не за тяжкие преступления.

Жизнь Геннадия Попова там тяжела вдвойне. Сегодня ему приходится бороться за справедливость не только вне стен колонии, но и внутри. И там его подвергают серьезному давлению.

За время своего заключения наш герой успел уже отсидеть шесть месяцев в ПКТ. Это помещение камерного типа. Максимальное время пребывания в такой камере – полгода для мужчин, то есть Геннадия наказали по максимуму. Что примечательно, в ПКТ переводятся осужденные исключительно за злостные нарушения.

У Геннадия Попова нашли при обходе в тумбочке сим-карту. Он сам понятия не имел, откуда она там взялась. В это верится. Геннадий производит впечатление подкованного в юридических вопросах человека, и так по-глупому он подставляться бы не стал. Но это уже мое личное суждение. Сам ли он положил ее на самое видное место или помог кто, но Геннадия тут же, как злостного нарушителя, определили в ПКТ, где условия пребывания, как вы понимаете, еще хуже, чем в обычной камере колонии.

И снова что-то пошло не так. Чуть позже Торжокский межрайонный суд (снова, внимание!) отменяет это дисциплинарное наказание. Понятно, что после того, как человек там провел весь отведенный шестимесячный срок. Это произошло в мае нынешнего года, а уже в июле администрация колонии выдает справку, из которой следует, что осужденный Попов не только благополучно трудится в колонии, освоив новую специальность, но и активно участвует во всех культурно-массовых и спортивных мероприятиях, что даже дважды поощрялся начальником учреждения.

И снова странная ситуация, да? Как злостный - наказывается, как активный - поощряется. Какое-то раздвоение личности. Нет, не Попова, а того, кто это все придумывает, уж извините.

Разумеется, человек, который долгое время прожил в Европе, одним «извините» не ограничился, и сейчас требует в судебном порядке денежной компенсации за эти полгода, проведенных в нечеловеческих условиях.

Говоря о здоровье Геннадия, хочется отметить и еще один момент, который тоже красноречиво говорит о том, в каких условиях он сейчас находится.

У Геннадия нет одного глаза. Пришло время, когда ему потребовалось заменить глазной протез, срок службы которого всего 1 год. В этом ему было отказано. Это повлекло за собой еще большие проблемы со зрением. Попов претерпевал моральные и физические страдания. Надеемся, скоро будет проведена медицинская экспертиза, и тогда медицинским учреждениям, которые отказали Попову, придется ответить за свое бездействие и выплатить компенсацию за моральный вред.

Продолжение следует…

Чем больше углубляешься в кипу документов по делу Попова, тем больше понимаешь, дело не простое. Слишком много несостыковок в деле, при этом прослеживается чей-то очень четкий план: Попов должен сидеть. За что? Да, какая разница.

Мы и дальше продолжим следить за судьбой Геннадия Попова, который, как граф Монте-Кристо, также тяжело, кропотливо, но настойчиво ищет выход на свободу.

В следующей части мы расскажем не менее увлекательную историю о том, что тем временем происходит в хозяйстве Попова. Не пропустите!

Марина Гавришенко

Часть 1: https://karavan69.ru/11-novostnaya-lenta/18108-delo-frantsuza-tri-goda-spustya-chast-1.html

 

Столовая
Прачечная
Развитие
2-06
3-06
4-06
1-06
Промзона
земля-2
Земля