17 марта на 78-ом году жизни умер известный политический деятель, писатель Эдуард Лимонов.

К нему все относились по разному: кто-то считал культовой, едва ли не легендарной личностью, другие насмехались, принимая за скорее сатирический персонаж, чем за действительно одаренного человека. У Эдуарада Лимонова всегда на все было собственное мнению, которых, конечно же, многих не устраивало.

Оказывается, за всей этой эпатажностью. Скрывался человек, который долгое время боролся со смертельной болезнью – онкологией.

В ноябре прошлого года, наверняка уже будучи больным, он приезжал в Тверь. Мы повторяем интервью, которое он тогда дал нашему корреспонденту Алене Волоковой.

Знаменитый писатель и одиозный политик на встрече с тверитянами рассказал, как и почему он плакал впервые за долгое время.

В столице Верхневолжья он гостил не впервые: по собственному признанию, бывал тут не один раз ­ как­то скрывался (правда, не уточнил ­ от чего или кого), а как­то, уже после распада СССР, даже баллотировался в Государственную Думу от округа, в состав которого входила Тверь. Но проиграл, набрав все же приличное количество голосов. При этом уверен, что на тех выборах его обманули, и, если бы не этот факт, у него были все шансы пройти в нижнюю палату парламента РФ. Однако не сложилось. Потом еще несколько раз приезжал в Тверь, в том числе чтобы снова агитировать за самого себя (принципиально не относясь ни к какой партии: «Все, что у меня было ­ мое честное лицо»), но почему­то снова не срослось. Хотя народ, по его словам, был готов его поддержать.

На этот раз посмотреть на живую легенду в книжном магазине «Абракнигабра» собралось также немало почитателей его таланта, причем совершенно неясно, какого именно: Лимонов не презентовал новую книгу (хотя у него недавно вышел новый сборник статей «Лимонов, журналист», и, по собственному признанию, он довольно плодовитый автор ­ может писать до шести книг одновременно), а просто отвечал на вопросы, которые ему задавали. И вопросы эти были обо всем на свете ­ и про литературу, и про политику, и, конечно же, про личную жизнь.

На эти вопросы Лимонов, которому в этом году (в феврале, 2020 года) стукнуло 76 лет, отвечал бодро и уверенно и совсем не матерился (признаться честно, на свой возраст он совсем не тянул), однако не всегда было понятно ­ шутит он или говорит серьезно. А, возможно, свой отпечаток наложили годы, проведенные за решеткой и в эмиграции ­ и за это время он уж точно сумел отточить свое умение мастерски ответить на любой, даже самый каверзный вопрос. Даже когда его, вечного оппозиционера, пытались уличить в лояльности к власти, он, не отрицая и не признавая этого, заявил, что это его личная и ни с кем не согласованная позиция.

Предсказал Крымскую весну

­ Эдуард Вениаминович, вы, можно сказать, всегда выступаете один против всех. Вас можно назвать вечным оппозиционером?

­ Да, можно так сказать. А что делать, если большинство людей мыслят слишком узко и плавают слишком мелко? Вот и приходится выступать против этого.

­ А к либеральной оппозиции как относитесь? Они себя считают сейчас главными оппозиционерами в нашей стране.

­ Как мне к ним относиться? Если они добьются власти, я буду их уважать. Но они же не добились.

­ А власть уважаете?

­ Ну как… Крым они вернули ­ уже хорошо. Я был в числе первых, кто это поддержал. Еще в 1999 году члены партии (Национал­большевистская партия ­ ныне запрещенная в России. ­ Прим. авт.) захватили самую высокую точку в Севастополе ­ башню Клуба моряков ­ и вывесили там баннер «Севастополь ­ русский город», протестуя против оккупации Крыма Украиной. Прохожие крутили пальцем у виска и называли нас сумасшедшими, но мы оказались не сумасшедшими, а пророками. Если найти нашу самую первую программу, то можно увидеть там пророчества о Крыме, Донбассе, о том, что надо повернуться лицом к Азии (что и происходит сейчас). Все это мы предсказывали еще 20 лет назад.

­ Как раз столько лет у власти находится нынешнее руководство страны. Как вы оцениваете 20­летнее правление В. В. Путина?

­ Он очень вырос за свой последний президентский срок, это надо признать. До 2014 года мы привыкли все отдавать ­ и нас хлопали по плечу. В 2014 году, когда мы наконец перестали себя вести как дети перед старшеклассниками­хулиганами и выворачивать карманы ­ нас все резко разлюбили. А я впервые за долгое время слезу пустил, когда смотрел по телевизору церемонию возвращения Крыма в состав России. Потом мы думали, что будет еще одна серия ­ Донбасс вернется обратно, но этого не случилось: испугались, видимо, общественного мнения. А я считаю, что зря.

­ Если ваши пророчества сбываются с такой точностью, то какой вы видите Россию в будущем? Как будут развиваться ее отношения с Украиной? С США?

­ Я не стану давать конкретных прогнозов. Но ничего хорошего нас не ждет. Точнее, вас ­ более молодых, которым придется разгребать весь этот мусор. Это касается не только России, Украины, Америки, которая, кстати, очень изменилась за последнее время (да, Америка уже не та, что была раньше), но и человеческой цивилизации в целом. Людей стало слишком много, для них требуется все больше ресурсов, и назрел вопрос, что с этим делать. У меня есть книга, она называется «Лекция о будущем», там есть размышления на эту тему.

Рассказывал детям о тюрьме

­ Вы не только опытный политик, известный русский писатель, но и молодой отец. Расскажите о своих детях ­ пытаетесь ли вы передать им свои взгляды на жизнь?

­ Личная жизнь на то и личная жизнь, чтобы о ней не распространяться. У меня двое детей ­ сыну 13 лет, дочке ­ 11, и их можно отнести к разным политическим лагерям. Я ничего для этого не делал. Сын родился 7 ноября, в день Октябрьской социалистической революции, а дочь ­ 17 июля, в день расстрела царской семьи (да еще и зовут ее Александра ­ жена­а ктриса так захотела). Так что в нашей семье есть и коммунистический, и монархический след. Детям я ничего не навязываю. Они ведь никому не принадлежат ­ ни папе ­писателю, ни маме ­актрисе, они принадлежат самим себе. Так что если что­то спрашивают ­ отвечаю. Когда они были совсем маленькими, их очень интересовала тюрьма, где я сидел за свои оппозиционные взгляды. Они все время просили: «Папа, расскажи, как там в тюрьме». Ну, что-­то рассказывал ­ то, что можно было рассказать.

­ А сейчас тоже в оппозиции находитесь?

­ Партия или я лично? Вы разделяйте: я и партия ­ это разные вещи. Я старый человек, мое дело ­ размышления, я уже достаточно сделал и для России, и для российской политики.

­ А для литературы?

­ И для литературы. Но моя главная книга, думаю, еще впереди.

­ Эдуард Вениаминович, что вы считаете ключевым достижением своей жизни?

­ Что я был. Ну как я могу сказать? Во­первых, это нескромно ­ выпячивать себя. А потом ­ зачем мне это делать? Есть разные историки, библиографы ­ пусть они и разбираются во всем этом, если я их буду интересовать. Но я думаю, что буду. Вот пусть и оценивают. А я не стану, это не моя работа.

 

Алена ВОЛКОВА

Развитие
ЗАО Хлеб
Окна Rehau
Техсервис
общежитие
Прачечная
Караван
психоанализ